вторник, 18 апреля 2017 г.

Tosca, Muelhens

Впервые увидев на Ebay этот гибрид "Красной Москвы" с флаконами Коти, я испытала восторг и жажду обладания. На Ebay орудует артель индийских ремесленников, которые ловко подгоняют одни флаконы к крышкам от других, наклеивают этикетки от третьих и в довершение покрывают все цветной гравировкой, так что креатив слепит глаза. Поэтому я не усомнилась, что передо мной фейк. Но гениальный!

А поскольку в основе его была моя любимая "Красная Москва", то в борьбу за него я включилась даже не особо подумав: некогда было думать, до конца аукциона оставались считанные минуты. Впрочем, на определенной сумме разум возобладал, и аукцион я не выиграла - не хотелось платить так много за подделку, хоть и гениальную. Но прилив адреналина (кто покупал с аукциона, тот поймет, о чем я) требовал действий - и я решила поискать в интернете духи, этикетку которых наклеили на эту фантастическую "Красную Москву". На этикетке было написано "Tosca 4711". Если вы наберете это в гугле, то увидите в первом ряду картинок то же самое, что увидела я: это не поддельная "Красная Москва", а реально существовавшие духи Tosca от парфюмерного дома Muelhens!

                       

Оказалось, что Tosca - это национальный парфюмерный символ Германии, и что в немецкой культуре Tosca - явление не меньшего масштаба, чем "Красная Москва" в российской или Chanel №5 во французской. Правда, за пределами Германии гораздо больше известен одеколон "4711" (созданный, кстати, той же самой компанией Muelhens) - возможно, дело в том, что он появился на сто с лишним лет раньше Tosca. Но для западных немцев знакомый с детства аромат бабушек и мам - это именно Tosca.                                        
                                                  
Когда к началу 1920-х в парфюмерии стали набирать популярность альдегиды, дом Muelhens не остался в стороне от этой тенденции: он выпустил свой первый альдегидный аромат Tosca в том же 1921 году, что и Chanel свой №5. Это были очень современные и актуальные на тот момент духи - для женщин, обрезавших волосы и укоротивших юбки, но не утративших любовь к роскоши. Почему для названия было выбрано имя героини оперы Пуччини - певицы Флории Тоски - неизвестно. Возможно, сыграли роль личные пристрастия кого-то из семьи Мюлленс - позднее в названиях продукции этого дома не раз будут мелькать отсылы к другим операм и вообще к искусству.
В Германии, еще только возрождавшейся после Первой мировой войны, Tosca была популярнее "Шанели". Возможно, в этом играла роль дороговизна импортных товаров. Но и сам аромат был не без достоинств, о чем говорит широкий экспорт - Tosca продавалась в Испании, Франции, Америке.
Дата выпуска и наличие модных тогда альдегидов провоцируют вопрос: не была ли Tosca сделана в подражание своей гораздо более знаменитой ровеснице Chanel №5? Не была ли это, так сказать, адаптация всемирного хита для немецкого рынка? Категорически нет - у Tosca совершенно другое звучание. Если уж проводить параллели, то Tosca гораздо ближе к L'Origan и L'Heure Bleue. Хоть они и не сестры, но похожи на выпускниц одной школы - восточно-цветочной.             

У духов Tosca мягкий, теплый аромат, богатый и очень сложный. Мне не удалось найти его официального описания, поэтому пишу по своим впечатлениям:
начало - горько-сладкие цитрусы, мармелад из красных апельсинов, орегано, альдегиды;
сердце  - ирис, жасмин, гвоздика, анис, кориандр;
база - пачули, бензоин, амбра, специи, ваниль, цибетин.
Развитие не очень быстрое, но все-таки динамика ощутима. В некоторые моменты раскрытия появляется сходство с "Красной Москвой" - что в общем неудивительно, она из того же гвоздично-кориандро-ореганного хоровода.
Аромат Tosca, безусловно, красив и заслуживает знакомства, но признаюсь, флакон привлекал меня гораздо больше - ведь с него я и начала.
Заинтересовавший меня флакон с зубчатым пояском и цветочным стоппером был придуман если и не одновременно с ароматом, то вскоре после него: он встречается уже на рекламе 1920-х годов.
                            
Судя по изменениям этикетки и коробок, выпускался он по 1940-е включительно. Но уже с 1940-х его постепенно начал сменять более практичный винтовой флакон той же формы, с тем же пояском, но с металлическим колпачком - этот производился до середины 1950-х. Он еще больше напоминает "Красную Москву", более того - у них одинаковая резьба на горлышке, и крышки "Красной Москвы" и Tosca можно легко поменять местами.

Чем можно было бы объяснить подобное сходство? Как получилось, что два совершенно независимых производителя в двух несмежных странах разливали свои культовые в национальном масштабе ароматы в абсолютно одинаковые флаконы? Я не буду утомлять своих читателей описанием долгих - занявших несколько лет - поисков, и сразу расскажу об их результате.
Итак, это не просто два одинаковых флакона - это один и тот же флакон. Флакон-миниатюра для "Красной Москвы" производился на оборудовании, полученном СССР от Германии в рамках репараций после Второй мировой войны.
По решению Потсдамской конференции, состоявшейся летом 1945 года, СССР получал право вывозить из Германии технологическое оборудование и прочие материальные ценности - главным образом из Восточной оккупированной зоны, но частично также из Западной. Согласно архивам Главного трофейного управления СССР из Германии в Советский Союз помимо многого другого было отправлено 2885 заводов и 340 тысяч станков. Заводы и станки невозможно конфисковать, демонтировать и перевезти мгновенно, это длительный процесс, и продолжался он до 1954 года. Производство парфюмерии Muelhens располагалось в Кёльне - т.е. в Западной части Германии, поэтому компания продолжила выпускать Tosca и после Второй мировой войны. Но компания Müller & Co, производившая стеклотару для парфюмерии Muelhens, базировалась в городе Пизау (Piesau) и оказалась после раздела Германии в Восточной части, поэтому несложно догадаться о судьбе большей части ее оборудования. После войны Muelhens постепенно сменила модельный ряд флаконов, и миниатюра Tosca приобрела другой вид (забегая вперед скажу, что не в последний раз).

В винтовой флакон с зубчатым пояском Tosca перестали разливать в первой половине 1950-х - а к началу 1960-х в этом флаконе стала выходить "Красная Москва". До того момента у "Красной Москвы" было два варианта формата "пробник", объемом 9,5 мл  и 11 мл. Они отличались внешним видом - один похож на плоскую фляжку, другой - на кубик, но оба имели крошечные стопперы, что делало неудобным их использование и почти невозможным их ношение в сумочке.


Трофейная миниатюра больше отвечала новому ритму жизни и пришлась как нельзя кстати. К тому же зубчатый поясок повышал практичность флакона - пальцы не скользили при открывании. Эта деталь оказалась настолько полезной, что в 1970-х ее воспроизвели на новом флаконе большего объема. Хотя мне нравится и "эстетская" версия: этот зубчатый поясок прижился, потому что напоминал аркатурно-колончатые пояса в архитектуре русского Севера.
Таким вот образом - через трофейный флакон - "Красная Москва" и Tosca пересеклись в одной точке, после чего каждая пошла своим путем. Про "Красную Москву" мы все и так знаем, а о Tosca я расскажу еще немного.
Одновременно с духами или чуть позже компанией Muelhens был выпущен одеколон Tosca. Его официальная пирамида выглядит довольно похоже на то, что слышится в духах:
начало - бергамот, цитрон, нероли, апельсин, альдегиды;
середина - роза, жасмин, иланг-иланг, нарцисс, ландыш;
база - пачули, ваниль, амбра, лабданум.
Но на деле это совершенно другой аромат, нежели в духах. Возможно, изначально он звучал именно так, как в официальном описании, однако уже в выпусках 1950-х годов, которые мне довелось попробовать, заявленная база не чувствуется, как и розовые ноты. В отличие от духов Tosca - пряно-сладких, таинственных, сумрачных, густых и обволакивающих - одеколон звучит легко, прозрачно, беспечно. Духи - вечер в богатой берлинской гостиной, одеколон - утро в цитрусовом саду на берегу Адриатики. Одеколон Tosca, не приземляющийся на базу, но порхающий между нотами начала и середины, оказался в итоге популярнее духов - его выпускают до сих пор. Он красив, но ненавязчив, что делает его подходящим для любой обстановки. Я сама ношу его с огромным удовольствием - для меня это парфюмерная картина идеального лета.

А духи прекратили свое существование в 1980-х, и даже реформулировки не помогли. Их явно пытались сделать легче и ближе к одеколону. К 1970-м духи Tosca утратили свою обволакивающую мягкость и порочный привкус апельсинового варенья, в пирамиде стало меньше цветов гвоздики и ирисовой пудры, бергамот стал резче. Безусловно, в поздних выпусках аромат все еще можно узнать и даже полюбить - в некоторые моменты раскрытия он напоминает уже не "Красную Москву", а "Каменный цветок" - но берлинский довоенный шик безвозвратно пропал.
Коллекционеры любят Tosca и другие винтажи Muelhens не только за красивое звучание, но еще и за многообразие флаконов. Почти все свои ароматы компания выпускала одновременно в нескольких разных дизайнах упаковки, регулярно добавляя к ним новые варианты - чтобы поклонники не отказывались от любимого запаха только потому, что флакон приелся или не подходит по стилю к туалетному столику.
Винтовые и притертые, со спреями в виде классической резиновой груши и в компактных пульверизаторах, объемом от 7 до 150 мл, ардеко и рококо - все многообразие мира флаконов в рамках одного бренда. Моим любимцем, конечно, остается "красномосковская" миниатюра со стоппером - крайне редкая вещь, что неудивительно, учитывая годы выпуска и последующие события. На аукционах попадается в среднем раз в пару лет и служит поводом для серьезных битв.
У немецких коллекционеров есть легенда, что один из ранних флаконов Tosca разрабатывал сам Жюльен Виар. В принципе, Muelhens была богатой фирмой и могла себе позволить заказ у известного дизайнера, а Виар сотрудничал с огромным количеством парфюмерных производителей в десятках стран мира - т.е. этот творческий союз нельзя назвать невозможным. Авторству Виара приписывают флакон как раз со стоппером из розового букета. Пожалуй, из всех довоенных флаконов Muelhens только такой стоппер тянет на творение знаменитого мастера. Но флаконов с "розовым" стоппером было три: миниатюра с пояском, и два полноразмерных - один овальный в сечении с овальным же стоппером, а другой - прямоугольный с такой же крышкой.

Все три выпускались в одно и тоже время, но рисунок у всех трех разный, хоть и обыгрывает один и тот же мотив - букет из роз и незабудок.


К сожалению, Виар не маркировал своим именем флаконы, созданные по заказу парфюмерных компаний, поэтому невозможно определить, который из трех был придуман им. Но легенда звучит правдоподобно применительно к любому из троих, и к миниатюре с зубчатым пояском тоже - поэтому мне греет душу надежда, что к самому маленькому из флаконов "Красной Москвы" приложил руку великий французский художник.
(С) Виктория Власова для fifi.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий